Me in You

РАЗГОВОР У ШЕСТА: Новенькая и опытная танцовщицы стриптиза отвечают

Мы отправились в мужской клуб «Белый медведь», чтобы поговорить с его сотрудницами о производственных травмах, деньгах, сексе, пенсии и дурах. Похоже, всё получилось. 

 Интервью: Антон Морозов

1

Знакомься с нашими собеседницами:

Олеся

Возраст: 25 лет

Опыт работы в стриптизе: 8 лет

olesya-png

 

Марго

Возраст: 20 лет

Опыт работы в стриптизе: 0,5 года

magro-png

 

Как вас правильно называть? Стриптизерши, танцовщицы стриптиза или как-то еще?

Олеся: Правильно — танцовщицы.

Марго: Богини. Так тоже можно.

 

Как вы попали в стриптиз, богини?

Марго: Я всю жизнь мечтала быть стриптизершей. Узнала, что есть институт, где учат этой профессии, называется он «Белый медведь». Приехала поступать и поступила.

Олеся: Мне срочно требовались деньги. Я вкалывала помощницей бармена и официанткой, а этот труд оплачивают не особенно хорошо, даже если считать чаевые. В поисках новой работы я наткнулась на объявление «требуются танцовщицы стриптиза». С детского сада я занималась танцами, поэтому решила попробовать.

 

И сколько лет тебе было?

Олеся: 18.

 

Ого!

Олеся: Я вообще работаю с 14 лет. Тогда я была курьером.

 

Как же учеба?

Олеся: И это я успевала. Окончила школу, а потом училась в Московской Финансово-промышленной Академии на инженера-программиста. Но уже тогда пришло понимание, что эта профессия не для меня.

 

А стриптиз — для вас?

Марго: Конечно для меня. Потому что деньги нужны.

Олеся: Поему нет? Ведь я работаю танцовщицей почти 8 лет, причем в одном и том же клубе.

 

Что вам больше всего нравится в работе (скажите, что раздеваться, ну пожалуйста)?

Олеся: Ты хочешь, чтобы я соврала?

 

Нет, конечно. Говори, как есть.

Олеся: В клуб приходят гости разных профессий, разных увлечений и интересов, с разными историями жизни. Вот это и есть самое интересное — общение с разными людьми. От них узнаешь много всего.

Марго: А мне очень нравится, когда мне дают деньги, когда я голая.

 

С приятностями разобрались. Теперь о противоположном. Что особенно бесит?

Марго: Когда гости сидят, глаза выпучивают, а денег не дают.

Олеся: Пьяные дебилы бесят.

 

В каждой профессии свои производственные травмы. Какие у вас самые распространенные?

Олеся: Подвернутые лодыжки, ведь мы работаем на высоченных каблуках. И еще синяки от пилона.

Марго: Коленные суставы вообще летят к черту. И растяжения нередки.

 

Расскажите о псевдонимах. Как часто танцовщицы их меняют?

Олеся: Девушки, которые берут псевдоним, меняют его каждый раз, когда переходят работать в новый клуб.

Марго: Да ладно! Псевдонимы меняются в зависимости от настроения. Кто смотрит анимэ, у того фантазия лучше развита. И псевдонимы придумываются круче.

 

Под реальными именами хоть кто-то работает?

Марго: Да. Бесстрашных и не думающих о будущем гораздо больше, чем можно подумать.

 

Стриптиз — как спорт. В том смысле, что относится к профессиям, в которых «пенсия» наступает рано. Уже думали, чем хотите заниматься после? 

Марго: Конечно, думала. Хочу открыть клуб, где будут работать стриптизерши на пенсии. Я знаю танцовщиц, которые, закончив карьеру, либо умерли от передозировки, либо вышли замуж. Неясно, что лучше.

Олеся: За время работы в стриптизе я забеременела и родила, так что вечером иду на работу, а днем занимаюсь ребенком. Когда он пойдет в школу, там его будут спрашивать, кем работает мама. И мне самой будет некомфортно, если ему придется отвечать: стриптизершей. Поэтому раздумываю, не заняться ли мне в будущем психологией. За столько лет я находила подход к таким разным людям, что немного стала в этом разбираться. А еще думаю о своем небольшом бизнесе. Например, школе танцев.

 

И еще о спорте. Много времени ему уделяете?

Олеся: Много. Постоянно нужно держать себя в форме.

Марго: В скоростном беге на 20-сантиметровых каблуках я точно чемпион.

 

Мужчины вам тоже нужны в форме?

Олеся: Да, мой идеальный мужчина должен быть накачанным. А еще верным, заботливым и добрым.

Марго: Внешность не важна. Главное — мульон-бульон (миллион денег) на мелкие расходы каждый день.

 

Если клиент соответствует этим нехитрым критериям, у него есть шансы?

Олеся: Нет. Для отношений мне неинтересны мужчины, которые ходят в стриптиз-клубы.

Марго: Пусть предложит мульон, а там подумаю.

 

Кто-то из ваших коллег встречается с гостями?

Марго: Дуры везде бывают.

Олеся: Почему сразу дурры? У меня есть одна знакомая девочка, которая вышла замуж за гостя. Она больше не танцует, у них хорошая семья. И ребеночек есть.

 

Есть стереотип, что танцовщицы стриптиза охотнее многих других девушек соглашаются на случайный секс. Как вы относитесь к такому мнению?

Олеся: Это неправда и вообще глупый стереотип. Я не вижу связи между какой бы то ни было профессией и отношением к сексу — у каждого человека на это свои взгляды. Если хочешь познакомиться с той, которая готова отдаться первому встречному, угости коктейлем безработную студентку.

Марго: Так поступают дуры. Среди стриптизерш они тоже бывают.

 

Но то, что танцовщицы, намного раскованнее в постели, это же правда?

Олеся: Возможно. Все девушки разные, так что не могу утверждать за всех.

Марго: Зато я могу утверждать за себя. И да, я извращенка. Могу удовлетворить любого, даже самого искушенного.

 

Подскажите девушкам действенный способ отшить парня в баре.

Олеся: Достаточно игнорировать его.

Марго: Но лучше сказать, что у тебя трое детей и ипотека на 10 лет.

 

Вы можете сделать выводы о мужчине, едва взглянув на него?

Олеся: Да, но они могут быть ошибочными.

Марго: У меня такая интуиция, что я моментально чувствую, сколько у него денег и какой он в постели.

Любишь секс? Люби и Me in You! Мы в TwitterFacebookВКонтакте и Surfingbird

Фото: berloga.ru

Читайте также