Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #11, «Секс энд блюз»

Ирэн Милан-Мирабо публикует на Me in You цикл рассказов о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью».

 

omg

Секс энд блюз

По окончании университета я поступила работать на кафедру социологии одного из технических вузов Зарайска. По расписанию пришла к студентам в аудиторию и чуть не упала в обморок. На первом ряду, улыбаясь, сидел мой Вовка, тот самый гитарист, с которым я печатала когда-то фотографии в ванной комнате. Если две молнии ударят друг в друга, то будет все равно не тот эффект, что произошел между нами. Началась безумная любовь, прежние чувства вернулись, но уже на новом уровне. Он играл вечерами в ресторане лишь для меня одной, публика шалела от его виртуозной музыки. Я растворялась в гармониях и нотах, а ночью на такси мы ехали к нему домой, и слушали Свиридова. «Пушкинский цикл».

В сексе Вовка оказался неукротим, как дикий ягуар, и оригинален, словно композитор Шнитке. Я становилась гитарой в его руках, и он исполнял на мне то классику, то хип-хоп. Музыкальный секс продолжался целый год. Летом его друг женился, и мы вчетвером отправились на теплоходе в свадебное путешествие. Вовка прыгал по палубе раненой птицей, так как за три дня до отъезда в ресторане случилась драка, и ему сломали ногу. Каждый вечер он играл для меня на рояле в зале отдыха. Послушать виртуоза собирались пассажиры всего корабля. Ночью у нас продолжался музыкальный интим, где роялем становилась уже я сама. К сожалению, рейс закончился печально. Пощечиной прозвучали слова: «Я еще не наблядовался. Жди, вернусь». Я подумала, если музыканты все такие, то этих ребят надо просто утопить на одной огромной барже в Тихом океане. Пусть их, захлебывающихся и барахтающихся, жрут белые акулы.

Читай также: ЗА КУЛИСАМИ PLAYBOY. Как раздевают девушек для глянца

Помидорная рапсодия

Наступила осень, и меня направили со студентами собирать помидоры. Мы комиссарили вместе с Валеркой, кандидатом технических наук. Руководить молодежью трудно, но у нас сразу возникло взаимопонимание. Казалось, что Валерку я знаю тысячу лет, мы чувствовали друг друга с полуслова, с полувзгляда. Как-то ночью вдвоем пошли гулять в бескрайние поля, впереди темнела гора собранных переспевших помидоров. Валерка сказал: «Какое добро пропадает!» Мы упали в помидоры как в снежный сугроб. Он оказался сверху, сорвал с меня одежду. Я содрала с него рубашку и джинсы. Никто ничего не понимал, а секс уже бежал впереди нас. Вот Валерка перевел дыхание и прошептал на ухо: « Я хочу, чтобы ты для меня стала девственницей». «Это невозможно», — хрипло засмеялась я. «У нас все возможно, ведь я – волшебник»,- ответил он. Тут мой герой вложил переспевший продолговатый помидор прямо в мой домик. Затем он резко вошел в меня, так что во все стороны брызнули струи красного томатного сока. « Вот ты уже и не девушка», — страстно зашептал кудесник. Все оставшиеся ночи мы проводили в бурной любви в комиссарской комнате. За шторкой жестоко имела интим ассистентка кафедры неорганической химии со своим профессором, который к ней регулярно приезжал по пыльной дороге на новеньком «Ауди».

В городе наши встречи продолжились. Напарник признался, что ведет двойную жизнь. Днем он просто преподаватель, а вечерами – шоумен, зажигающий в клубах чиновников областной администрации и «новых русских». Как- то раз у себя на квартире, когда жена уехала в очередную командировку, он достал из кейса беспроводной микрофон со словами: «Какой красавец, посмотри, это ничто тебе не напоминает?» Я не успела опомниться, как чудо японской техники уже медленно входило в мой грот. Тут маэстро включил усилитель и колонки, а дальше зазвучала новая музыка любви. Микрофон улавливал даже стук наших сердец. Чудо техники плавно двигалось во мне: вперед, назад, вверх, вниз, влево, вправо. Я стонала от наслаждения и страсти, а колонки усиливали все звуки, порой искажали их, накладывали эхо. Казалось, что сам космос обрушился к нам на головы, и какие-то зеленые человечки участвуют в этом параде любви. Валерка признался, что не любит свою жену, а сын уже вырос. Он предложил жить вместе, родить талантливого красивого мальчишку и воспитать из него российскую рок-звезду. Земной рай открыл передо мной свои врата. Наконец-то появился человек, который вырвет из моего сердца булавку под названием Виктор. Однако какая-то сволочь рассказала про нас его жене, и та экстренно забеременела. Разрушать семью я не хотела, мы расстались. Мечта рухнула. Врата рая захлопнулись.

Следи за обновлениями — подружись с Me in You в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Surfingbird.

Ассириец

Я бы наверняка долго страдала, но мои нервы спас институт повышения квалификации. Как молодого специалиста меня по разнарядке направили на учебу в Ростов. Целых пять месяцев предстояло жить в другом городе, в общежитии гостиничного типа. Соседка по комнате оказалась из Саратова. Молодая девушка Алеся сказала, что начинает здесь новую жизнь, а поэтому купила чудесный сарафан. Я решила примерить покупочку и посмотреть на себя в большое коридорное зеркало. Как топ-модель я принимала различные жеманные позы, не предполагая, что за мной наблюдают чьи-то острые пронзительные глаза. Вдруг из темного холла неожиданно раздался чей-то баритон: «Ирэн, скиньте с себя эту пошлость, безвкусицу и деревенщину, я куплю Вам что-нибудь от Версаче». Я аж подпрыгнула от неожиданности. «Откуда Вы знаете, как меня зовут?»,- спросила в темноту.

На свет появился крепкий мужчина в модных начищенных до блеска туфлях, вельветовых джинсах и черной кожаной куртке. «А как Вас еще могут называть, кроме как Ирэн, – это имя — ваша сущность, а не оболочка. Я Вас вообще вижу насквозь», — мягко проговорил он, впечатывая каждое слово в душу. «Ну, и что же Вы во мне видите?», — спросила я. «Вы недавно проглотили несколько горьких пилюль любви – одну от музыканта, другую от женатика. Ваш папа – потомок аристократов. Я вижу, как в революцию сгорает наследственное имение в российском Черноземье, а ваша мать, простите, полное быдло. Ее, как хомут, повесили на вашего отца, чтобы шибко не прыгал и знал свое место. Кстати он недавно умер и вы теперь одна, как путник, потерявшийся в пустыне. Впрочем, нет. Над Вами кружит страшная черная птица то ли коршун, то ли ворон. Хищник хочет вашей крови, но пока я с вами – можете ничего не бояться, а теперь, милая девушка, оденьте нормальный прикид, и мы отправимся ужинать в ресторан «Интурист». Кстати меня зовут Саребек, можете просто Саро. Я кандидат наук по международным отношениям, бывший российский дипломат на Востоке. Здесь я просто отдыхаю, надеюсь, Вы мне в этом поможете».

«Чем мне нравится ресторан «Интурист»,- сказал Саро, когда мы уже сидели за столиком,- так это тем, что здесь принимают доллары, а других денег у меня просто не водится». Он заказал самые изысканные блюда, шампанское, мороженое. Мы танцевали, много шутили, а утром я проснулась у него в номере. Как я там оказалась совершенно голая, хоть убейте, не помню, хотя пила мало. На моей груди и на животе в виде каких – то странных пиктограмм лежала свежая клубника. « Я выложил твою судьбу, Ирэн», — сказал Саро. Он стал мне класть в рот ягоду за ягодой. Так началось это наше странное знакомство. Мы каждый день гуляли по городу, ходили в кино и посещали заветный ресторан. Саро объяснил мне: «Для того чтобы женщина стала дорога мужчине, он должен тратить на нее очень много денег». Чародей подарил мне «Шанель № 5» и разные красивые предметы женского туалета. Он был прекрасный собеседник, остроумный человек, варил чудесный кофе по арабским традициям. Я ложилась с ним в постель и просыпалась только утром, ничего не помня.

У моей соседки по комнате Алеси как-то был день рожденья. Мы пришли с огромным букетом хризантем и с шикарным тортом. Именинница пригласила своего друга кандидата философских наук. Мы веселились как дети, о чем-то спорили, а потом остались здесь на ночь. Между нашими кроватями стоял большой шкаф, создававший интимную атмосферу для каждой парочки. Я опять ничего не помнила.

Утром мы все ушли на занятия. В перерыве Алеся отвела меня в сторону и заговорщически спросила: «Что вы там делали в постели? Ты так кричала в экстазе, мы с моим кандидатом почувствовали себя просто детьми. Расскажи, что вы там устроили? Мы будем учиться». Я ответила, что ничего не помню ни в эту ночь, ни во все предыдущие. Тут подошел постельный друг философ с той же просьбой, мол, не могу чувствовать себя интим–пигмеем. Я провокационно заявила: «А вы можете из-за шкафчика подглядеть». «Мы же честные люди – интеллигенция, так нельзя»,- возмутились друзья. Тут хитрая Алеся придумала план: «Я знаю, как тебя вывести из сомнамбулического состояния. На самом пике я уроню за шкафчиком пустой чайник, и ты очнешься». Так и порешили.

Вечером праздник продолжился. Ночью я очнулась от грохота и обнаружила себя, стоящей на коленях, упершись лицом в подушку. Саро впустил в мой домик искусственный член, а своим работал в самом запрещенном месте. Здесь я снова вошла в транс, но утром уже все помнила. «Так вот какой ты волшебник, — сказала я, — такое мне совершенно не нравится, люблю традиционализм». «Прости, Ирэн! »,- воскликнул Саребек и стал целовать мои ноги. Я знаю древние ассирийские техники любви. Эти приемы были до совершенства доведены в гареме турецкого султана Сулеймана Великолепного. У каждой женщины есть своя пещера, где живет Минотавр, а нить Ариадны — это талант мужчины-любовника. Каждая женщина – это целый пласт культуры: обычаи, привычки, представления, условности, предубеждения, суеверия. Каждый Персей рвется в свою пещеру, но Минотавр непонимания, несоответствия социокультурных норм, его съедает. Женщину надо сначала раскрепостить, сделать чистым листом, который потом заполнить древними иероглифами свободной любви. Поэтому я сначала любимую гипнотизирую, а потом она летит вместе со мной через все параллельные миры к великому Богу Эросу. К сожалению, современные дамы зачуханы, забыли древний путь к великому восторгу и вожделению. Про них не зря говорят: коня на скаку остановят, в горящую избу войдет, но при этом в любви – полный ноль. А раз так, то зачем избу тушить, пусть сгорит. А вот еще хуже поговорка: я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик. С такими представительницами слабого пола не хочется ложиться в постель даже под угрозой расстрела. Представь себе Ирэн, ты садишься в шикарный «Бентли» и два часа пытаешься завести, чтобы поехать. Проклянешь все и выбросишь такую дорогую, но глупую железяку. Мужчина два часа настраивает любимую женщину на интим, а она говорит: «Устала, спать хочу, надоел». Катастрофа. По древней технике дотронулся пальцем до эрогенной зоны, и все понеслось в бесконечность. Так что я снимаю с тебя, Ирэн, все проблемы не только настоящего, но и всего плохого, что унаследовано от предков ».

Читайте также