Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #16, «Инспектор»

Девушка публикует на Me in You рассказы о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью»

Текст: Ирэн Милан-Мирабо

8650676164_a7c11f6bdb_k

Поезд уже стоял на путях. Я нашла свой вагон «СВ», вошла в купе. Там меня как будто ждал импозантный, хорошо одетый мужчина лет тридцати. Он встал и представился: «Инспектор министерства здравоохранения. Вас, мадмуазель, зовут Незнакомка». Я вспомнила репродукцию, что висела у нас в убогой коммуналке и подумала — может, действительно мечты сбываются, и я стала той красивой загадочной женщиной из пролетки.

Поезд тронулся. За непринужденной беседой время шло незаметно. Мужчина сказал: «Подождите минуточку» и куда-то исчез. Вскоре он принес из ресторана большую корзину с продуктами. На столе появились свежая клубника, виноград, груши, мандарины. Инспектор говорил: «Сим-сим откройся» и выкладывал на стол всё новые яства. Натюрморт ужина украсила бутылка французского шампанского и пузатенький ямайский ликер. Вскоре инспектор пошел на штурм крепости, которая и так оказалась не готова к сопротивлению. Он ловко раздел меня и принялся целовать всё тело, потом облил ноги, живот и грудь сладким густым ликером и стал слизывать с кожи языком. Я почувствовала в своей руке его горячий возбужденный орган. Оказалось, обрезанный. «Вы еврей, читаете Тору?», — напрямик спросила я. «Нет, — ответил инспектор. — Я просто веселый играющий мальчик».

Сверху его пенис украшал воротничок. Зрелище напоминало портреты испанских грандов с картин Веласкеса. «Что это?»,- удивленно спросила я, ведь такого еще не встречала в своей жизни. Плейбой ответил: «Да приятель хирург закатал мне под кожу шесть эбонитовых шариков». «Простите, сэр,- заметила я, но этим грешат лишь воры в законе на тюрьме. Вы – уголовник?» Инспектор успокоил меня и попытался показать даже какой-то документ, заверенный правительственной печатью. «Однако, идальго,- сказала я, — в народе бытует мнение, что после секса с «шаровым», женщина не может больше спать ни с кем другим, чувственность исчезает». «Так давайте подтвердим или опровергнем легенду», — ласково ответил инспектор. Он медленно вошел в меня и остаток ночи я помню смутно. То наплывало что-то горячее, и я испытывала невесомость. Моя душа, кажется, летела впереди поезда. Потом мужчина делал большой глоток шампанского и вливал его губами в меня. Затем экстаз начинался снова.

Мы проснулись поздно, поезд уже подходил к Зарайску. Купе выглядело крайне странно. Все несъеденные фрукты, а также пирожные и недопитые бутылки валялись на полу. Тут же лежали почему-то открытые чемоданы. Мы судорожно искали свою одежду, а в дверь купе уже стучалась областная делегация, встречавшая с цветами большого начальника из министерства здравоохранения. В это время «большой» ползал на коленях в поисках ботинок и рассыпанных документов. Он бормотал злобно: «Я им, пидарасам, устрою распределение, разгоню всех блатных по дальним мордовским деревням, стучать они мне в дверь будут, еще паскуды».

Следующую ночь я провела в гостиничном номере у дорогого инспектора. Как только я вошла, он как безумный кинулся и овладел мною на ковровой дорожке. Продолжение последовало уже на кровати. Он подолгу трахался, кончал, но пенис его не падал, и всё повторялось снова. В перерывах между сексуальными порывами чиновник из Москвы рассказывал такие анекдоты. Педераст поймал мальчика и хочет его оприходовать. Малыш говорит: «Дяденька, давай по чесноку. Сначала я тебя, а потом ты меня». Педрило согласился. Действие началось. Пидер сначала охал, потом кричит: «Мальчик… мужик…ишак дроченый и умер». Лилипут засмеялся и пошел своей дорогой.

Следующая юмореска. Женщина возвращается поздно домой с работы. В подъезде на нее напал громила и хочет поиметь. Несчастная взмолилась: «Зачем на лестнице в антисанитарных условиях, поднимись ко мне в квартиру, там и водочки налью». Насильник согласился. Входят в квартиру, а там муж — боксер-тяжеловес. Она жалуется: «Вот этот хотел меня изнасиловать». Хозяин поставил хулигана раком, но член не лезет. Боксер кричит: «Жена, неси вазелин». Помазал, опять не лезет. «Жена, неси бритву». Насильник зарыдал: «Друг, я тебя как брата прошу, попробуй еще раз с вазелином».

Когда пришло утро, я выползла из гостиницы еле живая и, шатаясь, стала передвигаться от дерева к дереву, от столба к столбу. Казалось, уши у меня завязались узлом на затылке, а глаза куда- то закатились, и их еще нужно будет отыскать. Как я дошла до института и провела занятия со студентами по теме «Стратификация общества», не помню.

Читайте также