Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #3, «Духовник»

Ирэн Милан-Мирабо публикует на Me in You цикл рассказов о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью». 

anons

Духовник

Однажды я познакомилась с Виктором, который возглавлял тогда один из институтов Зарайска. Он дал мне свой прямой рабочий телефон и предложил звонить по любым проблемным вопросам. Этот мудрый человек стал практически моим духовником. Мы обсуждали с ним острые моменты политологии, социологии, истории и экономики. Меня тогда интересовал вопрос смысла жизни, ее качества, почему Бразилия не становится латиноамериканским тигром по примеру азиатских собратьев. Виктор всегда говорил, что главный товар — это знания, но от круглых дураков не избавиться, так как сама земля круглая… Мой наставник и посоветовал поступать в университет на факультет политологии и социологии.

Однажды я рассказала Виктору, что влюбилась в интеллектуала-библиофила Александра, который сейчас в армии. В январскую сессию я получила от Саши письмо из госпиталя, оказалось, он неудачно прыгнул с парашютом и получил серьезные травмы. Обо всем этом я поделилась с Виктором и заметила, что хочу в зимние каникулы ехать по месту службы на Юг. Виктор посоветовал сделать несколько иначе: сначала съездить в Москву на недельку — поработать с архивными документами для курсовой, а оттуда уже в госпиталь, так как из Зарайска прямых рейсов туда нет. В это время должен состояться совет ректоров, Виктор меня встретит, определит в общежитие и поможет оформить пропуски в архивы.

Когда поезд прибыл на Казанский вокзал, Виктор уже ждал на перроне. Крупными хлопьями падал белый московский снег. Виктор взял мою сумку и сказал: «Морозное утро в столице это особое время. Пойдем сначала прогуляемся по улицам и позавтракаем». Так мы оказались на Арбате, затем в ресторане гостиницы «Россия». «Чтобы ты хотела, Ирэн, здесь все для тебя». Я была ошеломлена таким приемом, но подумала – рядом со мной друг отца, видимо ради него он такой щедрый. Может они прокрутили важную сделку недавно. Официанты сервировали стол исключительно изящно: моя любимая осетрина, салат по-столичному, картофель-фри, французское шампанское, баварское мороженое со свежей клубникой. Мы долго сидели и смотрели друг на друга. Я не знаю о чем он думал, но его взгляд был такой пронзительный, что в голове проносились мысли одна за другой как автомобили по Калининскому. Кто же ты такой, мой духовник – ученый, номенклатурщик или мафиози, завязанный на столичных кругах? А кто же тогда мой отец в этой системе? Может все они чемодан с двойным дном? Так я научилась разговаривать без слов. Шампанское пенилось в бокалах, звучал живой джаз. Москва пропитывала душу свободой.

Потом мы пошли в гости к его другу, сотруднику ведомства. Там мужчины беседовали о служебных перспективах различных подразделений и отдельных чиновников. Потом все вместе рассматривали прекрасную коллекцию уральских самоцветов, пили китайский чай с рижским бальзамом. Наступали сумерки, и я с Виктором пошла в кино на новую французскую комедию. «Комната в общежитии тебя уже ждет, Ирэн, я тебя сам туда провожу»,- заметил мой наставник. В кинотеатре мы сидели и смеялись. Неожиданно почувствовала свою руку в его горячих сильных ладонях. Я притихла и затаилась, ничего не понимая: «Нет, нет, Виктор, у меня рука не замерзла». Он молча поцеловал мое запястье, потом губы стали касаться каждого пальчика. Я молчала в полном смятении, совершенно перестав понимать смысл происходящего на экране.

После фильма Виктор взял «мотор» и приказал водиле: «на Воробьевы горы. Ирэн, я покажу тебе ночную Москву». Мы стояли на самой вершине, а под нами огнями плескалась столица. Казалось, время остановилось перед этой красотой, мощью и величием. Энергия света и живой природы взяла меня в теплые и искренние объятия. Я даже не сразу поняла, что это объятия самого Виктора, а не Москвы под нами. Потом почувствовала страстный мужской поцелуй в губы. У меня подкосились ноги, но бережно подхватив меня на руки, друг отца стал целовать, целовать, целовать… В реальность окунул бархатный голос: «А теперь уже поздно, пора домой. Есть проблема — общежитие закрылось, но есть отель».

Снова «мотор» мчал нас по ночным улицам к гостинице «Университет». В номере люкс ждал сервированный столик с кофе, коньяком и пирожными. Я никогда раньше не была в номерах и поэтому ощущала себя крайне неловко и смущенно.

Виктор, чувствуя мое состояние, крепко обнял и стал медленно раздевать. Мой разум требовал сопротивления, но воля мужчины оказалась сильнее. Я стояла совершенно голая, готовая спрятаться от стыда в любую маленькую щелку. Он взял меня на руки и стал кружиться по комнате, а потом предложил так выйти в коридор. Я ощутила ужас. Собрав оставшиеся силы, вырвалась и убежала в ванную. Там я хотела закрыться, но защелки не оказалось. Вдруг дверь распахнулась, и вошел ректор одного из институтов Зарайска, тоже совершенно голый. Он стал купать меня как маленького ребенка. Мы долго стояли под струями воды, обнявшись. Затем он, взяв меня на руки, отнес на кровать. Я затихла как зайчонок перед пастью огромного тигра. В голове стучала одна мысль: я беспомощна, бессильна и сейчас меня начнут рвать и мучить. Пауза затянулась. Вдруг Виктор опустился на колени и стал целовать мои ноги. Он касался губами пяточек, стоп, тихонько прикусывал каждый пальчик. Его язык облизывал меня так сладко, что я не заметила, как он приблизился к самому заветному месту. Раздвинув кустики руками, Виктор стал целовать меня прямо в заветный домик, вскоре туда потянулся его горячий язык. Я поняла, что погибла, и сама хочу этого уже не молодого мужчину.

Разница в двадцать лет мгновенно рухнула, растворилась и исчезла навсегда. Вдруг я ощутила, что в меня входит уже не язык, а нечто более жесткое и значительное. Это проникало в меня медленно, то поворачиваясь чуть по часовой стрелке, то чуть против. Разум ждал острой боли, а тело ощущало наслаждение. Неожиданно меня пронзило, как электрическим током и я почувствовала, что он вошел в меня до конца. В этот момент буквально потеряла сознание от наслаждения. Я ощущала, что поднимаюсь в воздух, улетаю к звездам в иные миры, как сказочная жар-птица.

Вся ночь стала сплошной любовью, а весь мир сжался до комнаты на одиннадцатом этаже. Москва уменьшилась до небольшой кровати. Рассвело, мы лежали совершенно голые на нашем ложе любви. Вдруг в дверь раздался стук и чей-то безапелляционный голос заявил: «Витька, хватит дрыхнуть. Пройдемся по коньячку, да на собрание». Мы пришипились, как нашкодившие школьники. Тут некто дернул ручку двери и та открылась. Оказывается, ночью в спешке забыли повернуть ключ.

На пороге стоял маленький лысый очкастый ректор из Саратова. Он открыл рот, покраснел и покрылся испариной. Витька тигром голый рванул к нему и руками вытолкал в коридор, захлопнул дверь и закрыл на ключ. Мы снова начали любить друг друга. Так прошли все две недели. Ночью он овладевал мной, как Алладин пещерой с сокровищами, днем я работала в архивах, а он сидел на совещаниях и симпозиумах. Вечером мы шли ужинать в ресторан, иногда заходили к его друзьям из министерств. Перед сном Виктор выяснял, какие интересные документы я нашла в архивах, подсказывал как их лучше систематизировать. Дальше ждала ночь новой любви. Однако все кончается, и мне надо было уезжать, а ему еще оставаться. Любимый проводил меня на Казанский вокзал, и перед отходом поезда тихо спросил: «Ну, что Ирэн, ты еще хочешь ехать в госпиталь к своему раненому защитнику Отечества?» Я ничего не ответила и зашла в вагон.

Фото: Bob Gellatly

Читайте также