Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #4, «Горизонталь власти»

Ирэн Милан-Мирабо публикует на Me in You цикл рассказов о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью». 

3773238112_594a053ff8_o

Горизонталь власти

Начались учебные занятия, обычная рутина лекций и семинаров. Вдруг по университету как торнадо прошла новость — назначается новый ректор, и это конечно был он – Виктор. Я не знала куда деться, как я с ним встречусь здесь, в коридоре на глазах сокурсников. Я скользила мышкой вдоль стен, старалась никому не глядеть в глаза. Казалась, что все уже знают о наших отношениях и шепчутся за спиной. Однажды я сидела на лекции по философии, вошла секретарша ректора и сказала, что студентка Мирабо должна немедленно явиться по поводу проведения весеннего фестиваля. Лектор меня сразу отпустил, вслед послышались слова: «Друзья мои, ваш принцип должен быть такой – живи и думай!»

Я подошла к двери с надписью «Ректор»: ни жива, ни мертва. Сердце стучало как церковный набат, руки дрожали и не слушались. Ручка двери поддалась с трудом. Улыбающийся Виктор ждал меня, одетый в строгий английский коричневый костюм, кремовую рубашку с галстуком. Он взял мои руки и поцеловал ладони, потом подошел к двери и закрыл ее на ключ. Последовали сумасшедшие, самозабвенные объятия и поцелуи. Я хотела лишь одного – скорее отдаться полностью, без остатка. Тело раскололось на две половинки: одна часть умирала от сладострастия, другая замирала от страха. Желание обуздать было невозможно. Мой Бог стал медленно раздевать меня, как бы растягивая удовольствие и предвкушая.

Я стояла совершенно голая в огромном ректорском кабинете. Со стены на меня злобными осуждающими глазками смотрел президент. Через огромные не зашторенные окна подглядывало яркое, почти весеннее солнце. На заснеженной сверкающей площади возле университета группками ходили студенты, кидались снежками в девчонок, вдалеке подходили к остановке и уходили красные чешские трамваи. Там была одна жизнь — а здесь другая. Я чувствовала себя обнаженной и беззащитной как на витрине, прошептала: «Витя, ты сошел с ума, так нельзя. Мы оба улетим, да и кровати-то нет».

Он молча взял меня на руки и посадил на огромный дубовый ректорский стол, весь заваленный документами. Любимый быстро разделся, и мы страстно отдались друг другу. Моя спина ерзала по каким-то папкам, в попку впивались скоросшиватели и печати, голова билась о «правительственный» телефон. На этот раз Виктор обошелся без петтингов. Он быстро вошел в меня и стал работать как паровая машина Уатта вперед-назад, вперед-назад, лишь увеличивая темп. Тело прыгало и скользило, какие-то листы падали на пол. Тут любимый заскрипел зубами, тихо зарычал и вытащил своего ангела из моего домика. Мужской нектар разлился по приказам и отчетам.

Только мы стали отыскивать одежду, как в дверь постучала секретарша и испуганно сказала, что по лестнице поднимается делегация из областной администрации. Так быстро я в своей жизни еще не одевалась. Виктор путался в пуговицах английского костюма, куда-то пропал галстук и один носок. Пришлось зашнуровывать ботинок на босу ногу. Только руками пригладили волосы, а в кабинет уже входили респектабельные мужчины с крепким запахом французского одеколона. Я проскользнула к выходу и краем глаза увидела страшное – галстук и носок лежали с другой стороны стола, куда и направлялась делегация. Когда я шла через приемную, секретарша проводила меня печальным понимающим взглядом.

Весной Виктор совсем одурел. Он приезжал на служебной машине ко мне домой, когда в квартире не было родителей, иногда забирал из библиотеки и вез на дачу в Ледяной овраг. Любимый так прекрасно водил машину, что я была в полном восторге. Этот мужчина становился для меня «Всем». Я ждала от него звонка как второго пришествия. Ректорский стол превратился в наш алтарь любви. Он шутил: «вертикаль власти для тебя, Ирэн, стала горизонталью». Наши чувства обострялись, а поступки превращались в безумие.

Фото: Cavan Images

Читайте также