Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #6, «Бумажные слезы»

Ирэн Милан-Мирабо публикует на Me in You цикл рассказов о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью». 

7210148066_699fdc8c59_z

Бумажные слезы

Осенью на втором курсе наш бурный роман с Виктором продолжился. Мы опять перезванивались, катались на машине. Ректорский кабинет стал моим вторым домом, однако на душе было тошно. Казалось, что в грудную клетку залез злобный хорек и рвал меня изнутри острыми коготками. Дело в том, что каждую неделю приходили письма с пометкой «воинская часть». Это десантник Александр писал о своей любви и о том, как не может дождаться нашей встречи. Часто письма начинались простыми, режущими сердце, словами: « Мой любимый дорогой барашек…» В то время у меня были кудрявые волосы, узкая талия и сорок второй размер. Саша хотел ворваться в мою жизнь с огромным букетом алых роз, символом неукротимой страсти.

В моем сердце свила гнездо тоска, которая гнала меня каждый день в старый парк на ту самую заветную скамейку. Все так же желтели липы, краснели клены, под ноги ложились увядшие листья. Я понимала, что той девочки, которую носили на руках по сказочной аллее уже нет и никогда не будет. Из глаз катились слезы наперегонки с осенними дождями.

Почти каждый день я ходила в библиотеку, но книги подбирал уже другой человек. Иногда закрывала глаза и думала: вот открою — и передо мной снова Александр, но, увы, сказок не бывает. Правда, у меня появился поклонник, который тоже учился в университете. Завидев меня, он устраивал следующее шоу: решительным шагом парень метр девяносто, косая сажень в плечах, подходил к моему столу и падал на колени с возгласом: « Я — твой навеки, выходи за меня замуж! » Сначала я пыталась его поднимать, убеждала прекратить спектакль. Потом смирилась. Соседи по залу привыкли к этим выходкам. Вскоре коленопреклоненный студент стал восприниматься окружающими как нечто обычное и необходимое, вроде памятника вождю на центральной площади. В такой позе он конспектировал литературу и в конечном итоге подготовил диплом.

Налетчик

В Саратове должна была пройти конференция по проблемам Гражданской войны. Я готовила доклад по истории белогвардейской Директории, часто сидела в библиотеке, подняла архивные документы. Многих тогда интересовали факты о поездах смерти. Я представила материалы контрразведки и доказывала, что учредиловцы зверств не осуществляли, никого в подвалах не расстреливали и к конским хвостам пленных не привязывали. Мой преподаватель сказал, что все это серьезно и нужно обсудить отдельно, рассмотрев доказательную базу. Он мне назначил встречу у себя дома.

Я явилась точно в срок со своим докладом. Преподаватель пригласил в зал. Там стоял столик с бутылкой испанского портвейна и вазой, наполненной фруктами. «Давайте выпьем за ваш успешный доклад», — сказал добродушный хозяин. Я ответила, что не пью, материал серьезный и его надо обсудить на трезвую голову. Преподаватель вдруг стал злой и жестокий, будто из него полезла коллекторная крыса. «Послушай меня, девочка, я хозяин жизни и имею такие связи, что ты и представить не можешь. Я тебя не выпущу отсюда, пока не трахну. Ты можешь лишь выбрать где – здесь или в спальне».

У меня задрожали губы, и я выдохнула: «Как Вы можете?» Он ответил: «Да, я хочу и могу. Я желаю наставить рога одному старому гнусному козлу, и ты мне в этом благородном деле поможешь. А если ты меня удовлетворишь и порадуешь, то я, как честный человек, вышвырну к чертовой матери свою убогую жену, и мы устроим с тобой шикарную свадьбу на весь университет. Я ведь не такой подлец, как этот козел, цепляющийся за свою старую промокашку». С этими словами он кинулся на меня как голодный павиан. Я не раз видела в коммуналке рукопашные бои и поняла, что час настал. Резко выдвинула вперед и вверх правое колено. Он дико взвыл от жесткого удара в пах и скорчился. Не будь дурой, я схватила доклад и пустилась наутек. Вслед мне неслось рычание: «Я тебя сделаю, падла. Ты у меня поедешь на конференцию, ты у меня сдашь экзамен».

Когда я все это рассказала Вите, он хохотал во все горло и держался за живот. После этой истории наш с ним взрыв любви был необыкновенен. Потом прошла успешная конференция, последовала отличная оценка на экзамене по истории. Отвечая на билет, я смотрела добродушному преподавателю прямо в глаза. Он краснел передо мной, как простой школьник. Перед вертикалью власти не попрыгаешь. Тогда я поняла: есть мужчины, с которыми можно жить; бывают такие, с которыми можно только спать; но существует категория субъектов, о которых противно даже вытирать ноги.

Фото: Joseph Mollohan

Читайте также