Me in You

СЕКС С ТЕНЬЮ: #8, «Шоколадный редактор»

Ирэн Милан-Мирабо публикует на Me in You цикл рассказов о своих сексуальных опытах — «Секс с тенью». 

 

3469588933_8ab86e1474_o

Шоколадный редактор

Вот снова Арбат. Парень проникновенно читал свои стихи, его окружили зеваки, иногда аплодируя. Я тоже стала слушать. В перерыве задала ему вопрос: «Могут ли два таланта ужиться под одной крышей, и правда ли что на детях способности отдыхают?» Мы обсудили судьбу Гумилева и Ахматовой, Ахмадулиной и Рождественского, поспорили о глубинах поэтического дара. Мальчик начал меня завораживать, как говорится, повело. Тут что-то сподобило спросить: «А Вы откуда, молодой человек?» Он ответил: «Да из Зарайска, учусь в провинциальном университете». Меня снесло, как ветром. Трахнешься с таким, а потом на весь город шорох пойдет. Нет уж.

Тут я решила передохнуть и присела в кресло к уличному художнику, что писал вольные портреты. Ко мне подошел высокий красивый статный молодой человек со словами: «Девушка, могу поспорить, что Вы из Питера. Москва для Вас слишком большая деревня. Ваш бриллиант — только для Невы. Вы просто должны поехать ко мне в гостиницу, у меня, как у главного редактора, шикарные апартаменты. Я хочу Вас безумно». Я ответила: «Месье, мой отель ближе, а номер – люкс, не чета Вашему».

И вот мы уже с ним в Витином номере. Журналист достал из кейса французский коньяк «Камю» и стал читать стихи. Мы поплыли в серебряный век. Вдруг он спросил: «Как ты предпочитаешь раздеваться?» Не слушая ответа, он снимал одну деталь моего гардероба под одно стихотворение, а следующую уже под другое. Когда мы стали Адамом и Евой, он вытащил из кейса зонтик и закричал: «Побежали под Питерский дождь! » Мы стояли под душем, из которого хлестала холодная вода, а над головой раскрылся зонтик. Вскоре он повернул кран и пролился сочинский теплый ливень. Зонтик нам стал уже не нужен. Мы долго стояли и целовались в объятиях водных потоков. Его поэтический аргумент бешено возбудился. Своими сильными руками редактор поднял меня и резко посадил на него. Он поднимал и снова быстро опускал мое обмякшее податливое тело, еще и еще раз. Я буквально умирала. Бурное торнадо проносилось через все мое существо. Вдруг он подкинул меня высоко, высоко и снизу брызнула струя мужского нектара. Я оказалась между двух фонтанов. Потом как домашнего котенка редактор подхватил меня одной рукой и отнес на кровать. Я думала, что это уже все, но все только начиналось.

«Я хочу, чтобы моя женщина была вся в шоколаде »,- сказал журналист, у моей мамы юбилей, и я купил ей в подарок коробку прекрасных швейцарских конфет. Увы, мама их не дождется». Он вытащил из кейса красочную упаковку, разорвал ее и высыпал содержимое прямо на меня. Шоколадный секс начался. Под нашими телами конфеты таяли. Мы скользили друг по другу как конькобежцы по ледовому катку. Вот где начались двойные тулупы и оригинальные поддержки. Баловник ловил губами уцелевшие конфетки и клал их мне в рот. Так, наверное, кормят кукушонка приемные родители. Возбуждение достигло пика, снова брызнул фонтан мужского нектара. Потом я рисовала шоколадным пальцем на его спине латинские поговорки, а он их угадывал. Мы размазывали друг по другу шоколад, превращаясь в афророссиян. Затем мы облизывали друг друга и хохотали. Коньяк оказался кстати.

Все хорошее кончается, ведь редактор почти опаздывал на Красную стрелу. Он сказал, что отыщет меня повсюду, и его квартира на Литейном всегда открыта для меня. «Приезжай, я познакомлю тебя со своей мамой, и мы будем просто жить вместе. Если родятся детки-негритята, то не удивляйся»,- захихикал он. Журналист оставил визитку и сказал, что будет ждать звонка. Поцеловал мою коленку и захлопнул дверь. Уставшая, я тут же заснула.

Разбудил меня шум открывающейся двери. На пороге стоял взмыленный Виктор. Ну и картинка перед ним открылась: на шоколадной простыне лежала обнаженная негритянка. «Это как понимать», — ледяным голосом спросил ректор. «Все для тебя, мой дорогой, прыгай сюда быстрей»,- мы будем оба в шоколаде.

Через некоторое время, уже из Зарайска, я позвонила по заветному питерскому номеру. На той стороне грустный голос заметил: «Встречаться с тобой я не могу, не спрашивай почему. Женщины здесь ни при чем. Лучше тебя у меня никого никогда не было и не будет». Короткие гудки, как шрапнель разорвали в клочья мое сердце. Я долго плакала и кричала почему, глядя в ночное грозное небо над Волгой.

Следи за обновлениями — подружись с Me in You в Twitter, Facebook, ВКонтакте и Surfingbird.

Дуплет

После весенней сессии студенты любят отрываться. Вот и подружка Милка мне сказала: «Давай сексанем по-взрослому. Я познакомилась с двумя чудесными интеллигентными молодыми заями». Надо сказать, что Милка любила знакомиться с парнями где угодно: на улице, в кафе, библиотеке, магазине, лифте. Чем экстравагантнее оказывалась встреча, тем лучше. Как-то она случайно набрала не тот номер и вот уже прогуливалась по Набережной с неожиданным абонентом. Главное, говорила Милка, чтобы мальчонка оказался красавчиком и из нашей социальной среды, другие эти вкусы не разделят. На этот раз для воплощения ее идей моя хата была свободна.

Троица пришла с вином, фруктами и большим тортом. Один был высок ростом, кудряв и черноволос. Он возглавлял одну из областных газет. Другой, также высокий, но рыжий, как золотая монетка, являлся гинекологом и заведовал соответствующим отделением одной из больниц. Мы выпили, расслабились. Милка вытащила из сумочки колоду карт: «Тасуй, Ирэн, а я сниму». Я удивилась: «Что, мы будем в дурака играть?» «Да нет, скорее дурачиться»,- парировал доктор. «Открывайте ,Ирэн, карту. Если выйдет красная, то будете со мной, а черная – с ним». Я перевернула свою судьбу. Вышел бубновый валет.

Милка и черненький убежали в соседнюю комнату, взявшись за руки. Рыжий подошел ко мне и без обиняков стал раздевать. Его агрегат свисал до колен. Я немного даже испугалась. Рыжий без всяких прелюдий начал штурмовать мою крепость. Скоро все закончилось. Врач хрюкал от удовольствия, а я лишь морщилась. В соседней комнате тоже что-то не заладилось. Черненький, окутавшись простыней, с поднятым флагом влетел как летучая мышь. «Все, меняемся»,- закричал он. Рыжий исчез. В соседней комнате заскрипела кровать. Кудрявый зай встал на колени и пополз ко мне, причитая: «Матушка, пожалей странника!» Он оказался ласков и мил, всю меня зацеловал и долго работал своим флагштоком, вызывая настоящий тайфун. Потом мы лежали, обнявшись, и беседовали о проблемах свободы прессы и о том, как убивает ее душу интернет. Тут в комнату влетела еще одна летучая мышь, но рыжая. Он также пополз на коленях с воплем: «Матушка, не прогони».

Я не успела ничего сказать, а парни уже лежали по бокам от меня. Потом они ловко повернули мое тело на бок и стали медленно с двух сторон запускать в мой домик своих змеев. Это оказалось не так просто. Моментами ощущалось, что я снова теряю девственность, потом рыжий стал командовать: «Раз, два, три». «Главное кончить одновременно», — прошептал черненький. Так у них и вышло, парни показали себя джигитами. Когда я пришла в себя, то увидела, что Милка сидит рядом в кресле, широко раскинув ноги, и мастурбирует.

Передохнув, мы снова стали пить вино и играть в «буриме». Гинеколог рассказывал смешные истории из своей медицинской практики: «Приходит как-то в поликлинику девушка с высокой температурой. Анализы не выявили причин внутреннего воспаления. Я осмотрел ее в своем кабинете. Оказалось, в ее интимном месте застрял и загнил кусок копченой колбасы. А вот другой случай. Девушка имела половую связь с домашним котом, а он ей в экстазе откусил клитор… Один пассивный гомосек занимался сексом с любимой немецкой овчаркой. В процессе полового акта позвонил в дверь сосед. Кобель рванул к входу и разорвал бедолаге всю задницу. Дело дошло до реанимации. Меня, как частного врача, вызвали новобрачные. Молодой муж в процессе брачной ночи потерял в интимном месте жены презерватив. Супруг попросил достать резинку, пока она не ушла в кишечник. Я выставил неудачника за дверь и так обработал пальцами молодуху, что она несколько раз кончила. Женщина кричала в экстазе, а молодой муж за стеной думал, что я провожу операцию». «А вот еще такое расскажу, что у вас рты пооткрываются, — заговорщически прошептал наследник Гиппократа, — я тайно восстанавливаю невинность, ко мне некоторые девки по двадцать раз приходят. Я их спрашиваю, мол столько раз замуж выходите? А они отвечают, что свою девственность по интернету продают за бабло».

Через некоторое время у черненького снова поднялся флагшток. Он положил меня на огромную кровать и банально овладел податливым телом, мягким как пластилин. Дальнейшее меня просто потрясло. Рыжий подошел сзади и с криком: «Азохэн вей» вонзил свое достоинство по самые яйца в попку черненькому. Тот взвыл: «А-А-А!» и сразу бешено кончил в меня. Я с испугом выползла из-под этого паровозика. Перевела дыхание, огляделась, и заметила, что Милка опять мастурбирует на кресле, но уже с помощью свеженького зеленого пупыристого огурчика. Глаза у нее так закатились, что не было видно зрачков.

С доктором мы еще несколько раз встречались, и он предложил жить гражданским браком в Москве, где у него куча респектабельных родственников. Милке, кстати, я сказала: «Чтобы больше никого не приводила, а то убью». «Хоть с девочкой-то можно?», — спросила подруга. «Черт с тобой».

Читай также: И смех, и грех. 10 сексуальных комедий

Фото: Kadee Tirazto

Читайте также